Беслан. Помни: трагедия глазами Юрия Дудя

Прошло 15 лет с захвата школы в Северной Осетии, но для местных жителей это случилось будто вчера. Пострадавшие заложники годами ведут героическую борьбу за здоровье и личное счастье, однако остаются жить на земле, окропленной кровью их близких.

1 сентября 2004-го во время праздничной линейки, посвященной началу учебного года, случилось немыслимое: террористы захватили школу в Беслане. 1128 заложников удерживали в заминированном душном спортзале три дня, они не ели и почти не пили, мечтая лишь об одном — выжить. 333 человека погибли, 186 из них — дети.

Про трагедию снято много видео, потому что о подобных событиях нельзя забывать. Хочется кричать и плакать от ужаса и сочувствия, глядя на фотографии убитых и пострадавших в те роковые дни. Но как бы сильно ни ударил по людям теракт, они продолжают жить дальше. О сильных личностях, которые идут вперед, помня о кошмаре сентября, Юрий Дудь создал собственный фильм «Беслан. Помни».

«СТОЯТЬ БЕЗ ОПОРЫ — ДЛЯ МЕНЯ ДОСТИЖЕНИЕ»

Диане Муртазовой было 14, когда она оказалась в числе заложников. Больше всего девятиклассницу пугало отсутствие рядом родных. Вскоре в раздевалке она воссоединилась с мамой и сестрами, Мадиной и Викой. Младшей девочке в тот год исполнилось семь.

«День начался с того, что я поехала покупать букет Мадине, которая шла в первый класс. Мы попросили знакомую девочку снять нас. Та камера, на которую террористы все снимали, — это наша камера. Мадина была очень спокойна, но в первый вечер сильно переживала за собаку, которая дома осталась без нее», — поделилась Диана.

Самое страшное началось, когда о захвате заложников заговорили по телевидению.

«Нас выпускали в туалет и поили до тех пор, пока СМИ не передали, что в школе 300 человек. Это разозлило террористов, они сказали: «Раз говорят, что вас 300, мы сделаем так, чтоб вас осталось только 300», — с дрожью в голосе рассказала Муртазова.

3 сентября навсегда изменило жизнь девушки. Вместе с мамой и сестрами она выбиралась из школы под градом из пуль. Осколки снарядов летели в людей как в мишени. Один из них попал в Диану, повредив ей позвоночник. На семь месяцев пострадавшую увезли из Беслана, а благотворительные фонды помогли ей пройти реабилитацию.  

«В какой-то момент я услышала взрыв, упала, ничего не помню, просто пыталась встать и не могла. Мама меня тащила. Когда вошли спецназовцы, мама передала меня им. А потом я выпала из реальности Беслана. Вернулась — все уже иначе. Ты выходишь на улицу, а девочки по соседству уже нет. А другие это все уже пережили», — подчеркнула Диана.

Сейчас Муртазова работает бухгалтером удаленно. Она сделала все, чтобы вернуться к нормальной жизни: проводит время с родственниками и друзьями, смотрит американские шоу, изучая английский, знакомится с новыми людьми. Однако Диане по-прежнему необходима физиотерапия.

«Реабилитация нужна, чтобы поддерживать тонус мышц. Спустя 15 лет о том, что я встану и побегу, речи не идет, но стоит не позаниматься два-три дня — мышцы исчезают. Их и так не особо много. Я хожу с ходунками дома. Изначально моим прогнозом было максимум сидеть. Так что для меня стоять без опоры — это достижение», — отметила Муртазова.

«ОЧНУЛСЯ В ЦЕЛЛОФАНОВОМ МЕШКЕ»

Ученик девятого класса Стас Бокоев, как и другие жители Беслана, не ожидал, чем обернется для него обычная линейка 1 сентября 2004-го. Оказавшись в спортзале, он отчаянно искал глазами знакомые лица.

«Я до последнего не понимал, что происходит. Видел, как мужчины выбегали из школы и стреляли в воздух. Потом вывели всех, кто мог оказать сопротивление, там был  и наш трудовик, их застрелили. Первое время мы пили воду, потом мочились в бутылку, отрывали марлю, клали на горлышко и пили… Я ел лепестки роз, кактусы — все, где была влага», — рассказал Бокоев.

В помещении стало безумно душно, а людей вокруг так много, что негде было прилечь. Силы покидали мальчика. Вскоре он потерял связь с реальностью, а дальше события происходили с бешеной скоростью.

«Под конец второго дня у меня начались глюки от обезвоживания. Мне казалось, что люди выходят наружу и пьют воду из-под крана. Я встал, чтобы пойти туда, и тут грянул взрыв. Я лежал и не мог понять, откуда идет воздух: из горла хлестала кровь. Перетянул его тряпкой, меня вынесло с подоконника третьим взрывом, упал коленями на кирпичи, с обеих сторон стреляли. Мы ломанулись к гаражам. Забежали в дом во дворе, я уснул там у стены. Проснулся: вокруг МЧС. Вырубился. Очнулся в целлофановом мешке. Сердце не прослушивалось, потому что оно у меня справа, и они подумали, что я умер», — поделился Стас.

Те дни навсегда отпечатались в памяти Стаса Бокоева, однако он нашел в себе силы жить дальше, восстановился после травм и не только обрел голос, но и стал музыкантом. Вместе с друзьями рэпер записал первый альбом и выпустил клип.

«Если бы после всего я боролся с экстремизмом со злобой, это бы значило, что те люди победили. Зло не что-то запредельное, оно рождается в нас, когда мы не можем с чем-то справиться, не можем поделиться. Это подмена понимания. Я хочу сказать, что человеку нужен человек», — заключил певец.

«МЫ СОБРАЛИ ЕЕ ЧЕРЕП»

Вспоминая о ребятах из школы, Диана Муртазова с горечью отметила, что самой «тяжелой» из пострадавших во время теракта была Фатима Дзгоева. Девочке тогда было 10 лет, и в 2004-м она пошла в четвертый класс. Травмы Фатимы оказались настолько серьезными, что родители сомневались, выживет ли она при транспортировке в клинику.

«Я не могла понять, Фатя ли это, в реанимации все были одинаковые. Мама смогла ее узнать по родинке. У Фати лобная часть стала просто кожей, кости не было совсем, поставили в итоге титановую пластину. Прикрывали ей голову кепочкой, когда садились в самолет, еле доехали. Не знаю, о чем я думала, может, не надо было ее везти. Но мы собрали ее череп. Ребенок впал в кому, она была овощем, мы всему учились заново. Постепенно она возвращалась к жизни», — рассказала тетя Дзгоевой.

Залина Дзгоева так и не вышла из школьного спортзала, но Фатима не забывает погибшую сестренку. «Каждый день она подходит к фотографии сестры, говорит: «Доброе утро, зая». Не разрешает мне убирать оттуда снимок в рамке», — пояснила опекун девочки.

Фатима периодически проходит реабилитацию в Германии. Чтобы поднять ребенка на ноги, семья продала уже несколько квартир. 

«Теперь продавать нечего. На обследование деньги нам выделяют, а на реабилитацию — нет. Это стоит 40 тысяч евро. Нам часто говорили, что мы не одни в Беслане. Но ребенок хочет жить», — посетовала тетя Дзгоевой.

Несмотря на трагедию и серьезное повреждение мозга, девушка выросла жизнерадостной. Она часто шутит и с удовольствием общается с людьми. А ведь так было не всегда.

«На ее 25-летие мой папа сказал, что мы устроим Фате юбилей в ресторане, хотя каждая копейка на счету. Но видели бы вы ее глаза: накрыли стол на 50 человек, она впервые захотела потанцевать, — поделилась родственница. — Раньше она не хотела даже улыбаться, говорила: «Вы плачете, потому что я еще не умерла?». С тех пор для нас ее дни рождения — самый большой праздник».

«СКАЗАЛИ, БУДУ ХОДИТЬ, НО СТОЛЬКО ВРЕМЕНИ ПРОШЛО»

Марине Дучко было 25, когда она привезла сына и дочь в школу. Вместе с другими детьми и родителями она оказалась в заминированном спортзале. «Меня ранило при первом взрыве, и я ног уже не чувствовала. Осколок попал мне в позвоночник, его вытащили. Нерв не был поврежден, но остался синяк. Сказали, что я буду ходить, но уже столько времени прошло, — разводит руками пострадавшая. — Реабилитация была в Пятигорске, Самаре и в Крыму, и все. Это было как мертвому припарка, ничего не помогло. Теперь я развожу фиалочки, продаю по Интернету».

В Беслане семью Дучко называют одной из самых нуждающихся. Но Марина уверяет: ей есть на что жить, не хватает только хорошей реабилитации.

«Путевки дают для отвода глаз, но процедуры туда не входят, — посетовала женщина. — Если пишу письма, выдают коляску раз в шесть лет, на обращения, в принципе, всегда откликаются. У меня пенсия 13 тысяч рублей, сын работает, мама помогает».

Жертвы Беслана никогда не смогут оставить в прошлом события сентября 2004-го. Но они стараются восстановиться после травм, развиваются и движутся дальше, надеясь на одно: тот кошмар никогда не повторится.

Фото: PhotoXPress.ru, кадр из документального фильма «Беслан. Помни» на You-tube-канале «вДудь», Instagram

Источник: znamenitka.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.