— Она создавалась в огромной любви, мне кажется, она наполнена любовью и чистым творчеством. Команда, которая создавала этот фильм, все они стали для меня близкими людьми. Мне важно увидеть плод наших трудов.

— Меня позвали на кастинг, я пришла, и сразу стало понятно, что есть какая-то связь с Николаем. Не знаю, как объяснить, просто довольно часто артисты ходят на разные кастинги и разные бывают подходы, а у Николая он был какой-то очень человеческий. Я помню, там была сцена, над которой он думал, мы пробовали ее сделать. Потом он мне сказал: «А можешь увидеть в конце божью коровку и просто сказать ему: «Ой, божья коровка!» И это было так просто, но так глубоко — вдруг из-за божьей коровки оживает сцена, оживает человек, и мне это очень понравилось. Вот после этого меня пригласили принять участие в картине.

— Мы придумывали, у нас было время. Мы уходили в этот дом, закрывались, репетировали там, пробовали, искали, смотрели, потом снимали. Слава богу, у нас была возможность не гнаться за расписанием. Это и есть для меня творческая атмосфера, когда не поток идет, а есть возможность поговорить, почитать, попить чай, попробовать.

— Когда соединяются актер и текст, рождается что-то другое. Я не могу сказать, что я сознательно думала, как бы ее изменить. Просто в ходе съемок я все глубже и глубже пыталась ее понять, попасть в нее.

— Он либерален, с ним очень легко и просто работать.

— С Валерой Степановым, моим партнером, мы были постоянно вместе, что называется 24/7, и это нам очень помогло. Мы в какой-то момент могли веселиться и шутить, в какой-то момент уже могли раздражать друг друга. Если обстановка хорошая и правильная, это все работает на процесс.

— О любви, конечно. Это история о том, как молодые люди отчаянно пытаются понять, что же такое быть вместе: не всегда все сказочно и очевидно, на самом деле жизнь гораздо сложнее и многограннее.

— Это очень сложный процесс, который, наверное, люди пытаются познавать всю свою жизнь. Конечно, там есть и терпение, и смирение, и страсть, и радость, и боль — все вместе. Ну мне кажется, это единственное, ради чего мы живем. Это сложно описать словами.

— Я знала об этом заранее. Конечно, я читала сценарий. Ну это моя профессия, как-то надо подходить к этому спокойно, осознанно. Понятно, что это сложно.

— Трепет, волнение души, волнение сердца и нестабильность жизни, нестабильность человека, который тоже является частью природы.

— Сложно сказать. Иногда от незнакомых людей приходят какие-то очень неожиданные вещи, интересные сценарии. А бывает наоборот: люди, от которых ты ожидаешь что-то одно, дают совершенно другое. Для меня главное — это роль. Если она интересная и история меня трогает, то это для меня самое важное.

(«Известия», 23.09.21)